20.09.2017 10:18

USD

EUR

Наб.Челны

Скандал в храме: в чем на самом деле виновата фотомодель?

Религия 17:04, 01.08.2017

Откровенная фотосессия в здании заброшенного храма вызвала бурную реакцию у горожан — за несколько фотографий молодую модель многие готовы были чуть ли не на костер отправить

Портал «Челны24» поговорил с представителями церкви, власти и общественности, чтобы выяснить, насколько допустимы были подобные съемки.

С чего все начиналось: фотосессия в руинах под Елабугой

Рекламная фотосессия, организованная для свадебного журнала «Совет и любовь», прошла в заброшенном храме села Гари Елабужского района. На снимках — 23-летняя модель из Челнов Ксения Низамова. Фотографии появились в группе издания «Вконтакте» 21 июля 2017 года. На них девушка в легком полупрозрачном будуарном платье, сквозь которое видно нижнее белье, позирует на фоне стен с обвалившейся штукатуркой и обломков кирпича.

На появившиеся в сети фото горожане реагировали по-разному. Кто-то отмечал, что в таком виде в церкви находится нельзя и поступок девушки достоин наказания. Другие отвечали, что в снимках нет ничего пошлого, а винить нужно тех, кто довел церковь до состояния обычной «развалюхи».

Началось следствие, назначена «религиоведческая экспертиза»

Можно ли считать храмом здание, в котором не совершаются богослужения и религиозные обряды, а изо всех реликвий сохранились только обломки бетона да забитые досками окна — вопрос открытый. Но в управлении следственного комитета России по Татарстану решили, что подобная фотосессия вполне тянет на уголовную статью. А снимки могут нарушать права на свободу совести и вероисповедания.

«В рамках доследственной проверки назначена религиоведческая экспертиза. Эксперты должны определить, имеются ли в фотосессии признаки нарушения прав граждан на свободу совести и вероисповедания», — рассказал старший помощник руководителя СУ СКР по РТ Андрей Шептицкий

Руководство журнала почувствовало, что запахло жареными и решило принести официальные извинения.

«Проводя фотосессию не было умысла оскорбить религиозные чувства верующих. При выборе данного места для съемок здание рассматривалось как заброшенное здание, но не в коем случае как «действующий» храм. Всем, кого эта ситуация задела и оскорбила, мы приносим свои извинения», — написала на своей странице «Вконтакте» главный редактор издания «Совет и любовь» Александра Романова

Позиция служителя церкви: поступок нехороший, но закон о защите верующих «сырой» и «палка о двух концах»

Фотомодель и все, кто организовал фотосессию в храме, совершили нехороший поступок в отношении церкви, рассуждает религиовед Сергей Железняк. И не важно, в каком состоянии находилось здание.

«Несмотря на то, что храм не действующий, заброшенный, загаженный — это все равно храм. Если что-то затеваешь в храме, нужно советоваться со священниками или религиоведами. Священники подсказали бы, где в храме можно провести фотосессию. А эти снимки сделаны возле алтарной стены — туда доступ запрещен всем, кроме священников. Вот в чем нарушение», — рассказал служитель церкви

Фотосессия в храме его, как человека верующего и служителя, не оскорбила, отмечает Железняк. А закон о защите верующих, которым сейчас руководствуются следователи, сырой и это «палка о двух концах». В нем не дано четкого разъяснения, что собственно такое — оскорбление верующих. И от такого закона может пострадать как любой гражданин-атеист, так и сами верующие.

«Наказание за подобное должно быть чисто церковное. Например, можно отлучить от причащения на пару недель. Но если модель в церковь не ходит и не причащается, то ей это наказание «по барабану». Получается, можно только беседу провести и предупредить, что если она совершит нечто подобное повторно, то вот тогда церковь может и в суд обратиться. Или к правоохранителям»

Возмущались в связи с публикацией снимков, большей частью не верующие, а миряне, отмечает он. Но толку от таких возмущений чуть.

«Самой верной реакцией со стороны тех, кто возмутился, была бы реальная помощь церкви. Увидели, что в храме могут проводиться непозволительные с точки зрения веры съемки или что-то еще — возьмите метлы, лопаты, пойдите в этот заброшенный храм и вычистите его. Потом заделайте все проемы в стенах и оставьте таблички о том, что это храм, к нему нужно относиться уважительно, нельзя мусорить и так далее», — говорит Железняк

Навальный: «Самое невинное, что может случиться в этих руинах, — это фотосессия этой девушки»

История с фотосессией обрела довольно широкую огласку — о небольшом храме под Елабугой заговорили на федеральном уровне.

«Самое невинное, что может случиться в этих руинах, — это фотосессия этой девушки, для которой явно еще пришлось полы подмести там, чтобы она могла сфотографироваться. Тем не менее, никого это не интересовало ни на одну секунду, что в селе Гари есть брошенный храм и с этим храмом черт-те что творится. Это не интересовало ни следственный комитет, ни Кремль, ни православную церковь», — высказал свое мнение в ходе прямой трансляции «Навальный 20:18» оппозиционер Алексей Навальный

Самый громкий процесс об оскорбленных чувствах верующих: дело Соколовского

Насколько опасными могут оказаться обвинения в оскорблении чувств верующих можно судить по совсем недавним событиям. В мае 2017 года суд Екатеринбурга приговорил Руслана Соколовского к 3 годам 6 месяцам лишения свободы (правда, условно, а позже срок сократили до 2 лет и 3 месяцев). Причиной стала публикация молодым человеком видеоролика, в котором он ловил покемонов в Храме на Крови.

Несколько формулировок из озвученного Соколовскому приговора привлекли внимания мировых СМИ: «[В видеосюжетах Соколовского] присутствует информация, содержащая в себе признаки оскорбления чувств приверженцев христианства и ислама, формируемого через отрицание существования Бога» и «[Соколовский] оскорбил многочисленные чувства разнообразных социальных групп не только в речевой форме, но и двигательной активностью лица».

В июле 2017 года Соколовского и вовсе внесли в «Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму» и арестовали все его банковские счета.

Самый последний случай в Челнах: изрисованная Боровецкая церковь

Последний громкий случай в Челнах, следствие по которому еще не завершено — изрисованная вандалами Боровецкая церковь. Утром 26 июля прихожане обнаружили оскорбительные надписи на стенах храма.

«Оскорбительные слова были написаны на заборе на площади полметра на метр. Многие прихожане их видели, так как в это время в Боровецкую церковь уже идут люди. Еще одну надпись неизвестные нанесли возле родника, где многие горожане набирают воду. По обращению служащих церкви сюда приехали работники муниципального предприятия, на содержании которого находится прилегающая к храму территория. Они растворителями зачистили все надписи. На место происшествия была вызвана полиция, которая зафиксировала акт вандализма», — рассказали они

К вечеру следующего дня были задержаны 20-летний челнинец с 17-летней подругой. Именно их подозревают в хулиганских действиях. Молодому человеку предъявили обвинения по статьям «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», «Нарушение права на свободу совести и вероисповедания в местах, специально предназначенных для проведения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний» и «Вандализм». Сейчас он находится в СИЗО.

Подготовил Алексей Федоров

Фото: kazanfirst.ru, rbc.ru, vestikamaza.ru, pixabay.com

Новости партнеров