23.07.2018 20:49

USD

EUR

Наб.Челны

В Челнах коммунисты-безбожники спасли Орловскую церковь, которую хотели сровнять с землей

Общество 20:25, 08.02.2018

Произошло это в 80-е годы прошлого столетия

На Руси у любой церкви жизнь не простая, такая же, как и у верующего народа. Орловская церковь (как ее называет народ) или Храм святых бессеребренников Космы и Дамиана (как официально церковь именуется священниками) не исключение. Это храм в селе Орловке был построен деревянным еще в конце 18-го века, но в 1844-м году церковь сгорела. В 1854-59-м годах на деньги елабужского купца Стахеева по проекту Константина Тона построили тот каменный храм, который мы видим и сейчас.

В 1939-м году советская власть эту церковь закрыла, а здание приспособила под склады. Хранили здесь зерно, картофель, потом ядохимикаты. А в 60-е годы, когда началось строительство Нижнекамской ГЭС и позже, когда нагрянула в эти места великая комсомольско-молодежная стройка КамАЗа и Нового города, церковь, похоже, просто забросили. Потому что в начале 80-х она уже стояла полуразрушенной.

А пока Храм  Космы и Дамиана разрушался вокруг строительства города автостроителей бушевали нешуточные споры. Точнее, принципиальные споры шли между директором Домостроительного комбината Маратом Бибишевым и маститым архитеткором, академиком, главным разработчиком Генплана строительства Набережных Челнов Борисом Рубаненко. Известно, что Бибишев и Рубаненко публично спорили о том, какими в новом современном городе должны быть дома. Рубаненко заявлял, что он задумал город как белый парус над рекой, а Бибишев доказывал, что сплошь белые дома со временем станут серыми и в эту серость люди каждый день будут возвращаться с завода. Белым город будет видеться только тем, кто по реке на яхтах плавает, а они на заводах не работают. И вообще, в парусах люди не живут, доказывал строитель.

- Бибишев однажды на большом совещании сказал Рубаненко, что он, академик, сам применяет разные цвета, проектируя оформление и расцветку домов в Волгограде. Рубаненко крыть было нечем, он с Бибишевым согласился, - рассказывает журналист Нариман Абдрахманов, в 1980-1990-м годах работавший в ДСК инженером по информации. Так тогда именовали пресс-секретарей.

Но шел между Рубаненко и Бибишевым еще один спор. Об этом споре известно мало. Спор шел о том, как нужно проектировать улицы.

- Центральный научный институт проектирования «Жилище», который возглавлял академик Рубаненко, проектировал и город Тольятти. В Тольятти все улицы и дороги были спроектированы прямыми, а микрорайоны квадратными. Так их и построили. И многие специалисты видели, что это неправильно, некомфортно для жителей, - рассказывает сын Марата Бибишева, сейчас крупный предприниматель Дамир Бибишев. В Набережных Челнах ЦНИП «Жилище» улицы и дороги спроектировал так же.

- Но дело в том, что мой отец был не только строителем и не только квадратные метры жилья он строил. Отец был членом Союза архитекторов СССР. У него нет собственных проектов, он больше все-таки строительством занимался, но и в разработке архитектурных проектов он участвовал, просто нигде не указывал свое имя в числе проектировщиков. Не считал это нужным, - рассказал Дамир Маратович.

 

Рубаненко наверняка знал, что Бибишев еще и архитектор, и проектировщик. Поэтому прислушивался к нему и когда Марат Шакирович высказывал свои сображения и об архитектуре, и о проектировании. А Бибишев и другие специалисты и строители говорили авторам Генплана во главе с Рубаненко о том, что город не шахматная доска, поэтому просто нельзя те же дороги делать исключительно прямыми. Это сработало, когда в начале 80-х годов в город приехали  проектировщики из Воронежского института НИИ «Дортранс». Они привезли на утверждение техничесий проект магистральной автодороги, соединяющей старую и новую части Набережных Челнов. По этому проекту дорога из поселка ГЭС в Новый город шла прямо. Так прямо, что под снос попадала и Орловская церковь и часть домов поселка Орловка. Бибишев пригласил специалистов «Дортранса» к себе и настоятельно предложил им в рабочих чертежах сместить дорогу влево, ближе к заводу силикатного кирпича, сделать так, чтобы дорога огибала церковь и дома жителей Орловки. Специалисты спорить не стали и дорогу передвинули, сделали ее дугой.

А Марат Шакирович задумался о том, как теперь восстановить здание церкви. Придумал. Написал письмо в исполком города о том, что строительным предприятиям не хватает складов, а вот здание церкви под склад очень хорошо подходит. И попросил передать это здание на баланс ДСК, чтобы домостроительный комбинат имел законное право заняться ремонтом и подготовкой церкви под склад. В исполкоме просьбу удовлетворили.

- Я был тогда начальником участка в СМУ ДСК и отец мне поручил выполнять ремонт, - говорит Дамир Бибишев. В ходе ремонта у Бибишева и его приближенных возникла идея сделать к церкви пристрой и открыть учебный центр. Начали строительство центра. Но наступили 90-е, государство стало возвращать здания культовых учреждений Русской православной церкви. К Бибишеву пришел отец Олег и попросил отдать здание РПЦ. Марат Шакирович возражать не стал. Отремонтированный храм отдали священникам вместе с оставшимися стройматериалами.

Марат Бибишев всю свою долгую жизнь был атеистом, а всю сознательнцю жизнь – коммунистом, членом КПРФ. Но церковь он спас, потому что понимал ее значение для людей и уважал чувства верующих.

Сергей ИСИЧКО

Фото: Николая Туганова, "Православное Закамье", site5.e-web

 

Новости партнеров