11.05.2021 09:18

USD

EUR

Наб.Челны

Челнинский юмор: трубач играл на кладбище в могиле

Культура 12:28, 03.09.2017

Певец, музыкант и автор песен Сергей Некляев рассказывает смешные истории из жизни музыкантов

Балалайка

В конце 70-х начале 80-х годов в Челнах существовала группа «Контрасты». Я был в ней гитаристом и вокалистом. Тогда на пике популярности были такие группы как «Пинк Флойд», «Генезизс», которые создавали большие и сложные композиции. Многие самодеятельные группы им подражали и тоже старались создать что-то большое, объемное по содержанию.

Мы, «Контрасты», решили не отставать от времени и тоже создали большую композицию на тему русской народной песни «Утушка луговая». С этой композицией поехали на большой фкстиваль политической песни в Тольятти. Серьезный был фестиваль. Мы там выступали на ВАЗе.

Я в этой композиции выступал вокалистом и, готовясь к выступлению все время думал о том, как буду петь. Лишь в одном месте, в начале одной из частей я должен был на гитаре симитировать игру на балалайке. Песня же народная, старинная. Вот звучит наша композиция, я стою на сцене с гитарой и вдруг вспоминаю, что я свою гитару забыл подключить к звуковым колонкам. То есть не услышат люди мою «балалайку»! Я тихонько продвигаюсь по сцене к пульту, где сидит наш оператор Миша. У Миши под пультом стоят коробки, где много всяких запасных шнуров, микрофонов и прочего, что может понадобиться во время концерта.

- Миша, - говорю вполголоса, наклонившись к нему, - выручай, мне гитару надо подключить. Миша смотрит на меня ошарашенно, а потом говорит, что он прямо сейчас не может лезть под пульт и искать там шнур. Я понял, что он прав: оператору оставить пульт во время выступления это все равно, что пилоту в воздухе бросить штурвал и куда-нибудь уйти.

Я стал возвращаться на свое место, но по пути говорил ребятам, что я не балалайка и у меня гитара сейчас не инструмент, потому что не подключена. Тут же решили, что балалайку изобразит наш соло-гитарист. Понятно, что соло-гитарист к такому обороту готов не был. Поэтому он решил подстраховаться, то есть объяснить публике что сейчас будет. Наступила естественная короткая пауза между частями композиции. Мой «заместитель» подошел к микрофону, объявил:

- Играет балалайка!

И начал изображать балалайку и при этом пританцовывать, стараясь еще и танцем показать что-то народное, исконно русское. То и другое у него получилось комично. Публика, к счастью, не поняла, что это наш прокол, выручило то, что вся композиция была веселой, задорной. Люди решили, что так у нас было задумано. Но после выступления мне т ребят досталось.

- Раззиня! – так обзывали меня коллеги-музыканты и сразу после выступления в Тольятти, и долгое время потом. Слово «раззиня» едва не стало моим вынужденным псевдонимом. Но я боролся за свою репутацию, стал намного внимательнее относиться к подготовке выступлений  и больше никогда группу не подводил. И, слава богу, остался Некляевым.

Новенький микрофон

Был у нас барабанщик Миша. Играл он хорошо и человеком был в принципе хорошим, добрым, бесконфликтным. Но были у Миши свои недостатки. Любил он хорошо одеваться и нравились ему безумно хорошие, ценные вещи. Нравились настолько, что Миша не мог пройти спокойно, если хорошая вещь плохо лежала.

Мы нередко выступали в ресторанах. И вот после одного такого выступления поздно вечером обнаружилось, что исчез наш новенький и очень хороший микрофон. Руководитель группы стал его искать и быстро понял кто микрофон присвоил. Он стал уговаривать Мишу:

- По лицу твоему вижу, что ты взял, верни!

Миша отнекивался, божился, что он тут ни при чем, пытался даже возмущаться из-за того, что на него напраслину наводят. Руководитель подходил к нему пару раз, а потом махнул рукой и продолжил вместе с нами убирать аппаратуру. Но в какой-то момент руководитель нечаянно столкнулся с Мишей, Миша неуклюже зацепил гитару, она упала и руководителя это взбесило. Все ведь были уставшие, а тут еще микрофон пропал, гитару чуть не угробили. Руководитель возьми да и дай Мише в ухо!

Что делают люди, когда получают по физиономии? Кто-то сразу дает сдачи. Кто вскрикивает, матерится, спрашивает за что. А Миша вдруг закричал:

- Не отдам!

Всем сразу стало ясно, что микрофон действительно стырил Миша. Пришлось ему вещицу вернуть.

Траурный марш из могилы

Этот черный юмор случился не с нами, а в духовом оркестре Виктора Марченко. Оркестр работал при ДК КАМАЗа и в свое время в городе был очень известным. Марченко был замечательный музыкант, к сожалению, его уже нет с нами.

Не секрет, что музыканты духовых оркестров делали «шабашки» - играли на похоронах. Играл там и Марченко со своими ребятами. Однажды они подрядились проводить покойника в последний путь в ноябре. Было уже холодно, падал снежок. На кладбище вырытые под могилы ямы рабочие прикрыли полиэтиленом, чтобы земля внизу оставалась сухой. Полиэтилен припорошил снежок так, что его не сразу и заметишь.

Марченко и три его товарища чинно шли по кладбищу вслед за гробом и старательно играли похоронную музыку. И вдруг все услышали, что музыку небольшого оркестра подхватила труба из могилы! В буквальном смысле слова труба играла под землей в могиле.  Все замерли, некоторые не на шутку испугались. Но музыканты у Марченко и он сам бывалыми людьми были. Они подошли к тому месту, откуда слышалась музыка и посмотрели вниз. И увидели, что это их товарищ со своей трубой  стоит на дне могилы и старательно продолжает играть.

Он наступил на полиэтилен и провалился в яму. О мерзлый край ямы труба погнулась так, что раструб торчал в небо, но труба сохранила способность издавать звук. Поэтому трубач старательно дул и нажимал на кнопки.

Потом он объяснил, что не хотел подвести товарищей. Решил, что нельзя прерывать музыку раньше положенного. Настоящие музыканты играли в оркестре Марченко!

Новости партнеров